Глеб Чулков: “Земля – это такая вещь, которая показывает социальную стабильность государства”


Здравствуйте, Глеб Игоревич. Я, пользуясь случаем, поздравляю вас с переназначением на должность заместителя главы администрации области и на должность председателя комитета по управлению имуществом. Вы на этой должности уже работаете не первый год. И какие теперь ставит перед вами задачи губернатор? Что-то изменилось?

«Александр Валерьевич Никитин, глава администрации Тамбовской области, утвердил план мероприятий по повышению эффективности управления земельными ресурсами и имуществом области, которое включает в себя очень много вопросов. Я хотел бы остановиться на основных. Это, конечно же, земельные отношения. Понятно, что развитие экономики и увеличение социальных возможностей государства возможно только при наличии инвестиций. Тот темп, который был задан, конечно, нельзя терять. И земля является основой для привлечения инвестиций. Это гарантия для инвесторов, входящих в область, это развитие и гарантия для тех людей, которые на них работают».

Поясните, в чем заключается ваша работа, для того чтобы сделать так, чтобы для инвестиций был привлекательный климат?

«В первую очередь мы делаем анализ эффективности использования земельных ресурсов. Сегодня при 2 100 000 гектаров земель сельхозназначения у нас используются практически все. Не используется 50 000 гектаров, 58, если точнее, которые по разным причинам собственники не используют. Те земли, которые используются, практически все находятся в собственности юридических лиц, граждан. В собственности области, муниципальных образований, осталось 186 000 гектаров. Вот эти вот 186 000 гектаров и есть как бы первый этап работы с инвесторами. Второй раздел работы – это анализ эффективности использования земель самими хозяйствами, путем переговоров мы будем рассматривать вопросы выкупа бизнеса для того, чтобы эффективнее задействовать те земельные участки, которые они не используют. Для примера, у нас 50 миллиардов регионального валового продукта, который, будем так говорить, дает отдачу – это земля чисто под растениеводством. Переработка, если посчитать, с того же гектара, как я сказал, при 50 миллиардах рублей – это отдача с гектара 30 тысяч рублей в валовом региональном продукте. При включении переработки добавленная стоимость с гектара в валовом региональном продукте соответственно увеличивается в 2-2,5 раза. Поэтому, посчитав эффект, который может быть от вовлечения неэффективно использованных земель, мы сделали вывод, что сегодня выгоднее приобрести те хозяйства, которые плохо используют землю для того, чтобы путем мероприятий увеличить отдачу от ее использования».

То есть предложить ее инвесторам в качестве площадки?

«Да. Это достигается все путем переговоров. Земля – это такая вещь, которая показывает социальную стабильность государства».

Глеб Игоревич, как я уже сказала, вы здесь не первый год работаете, по-моему, 7 лет на этой должности. И методы работы уже устоявшиеся, и все вы понимаете уже в этой сфере. Что-то изменить надо? Что-то вы предложили губернатору для того, чтобы улучшить эффективность работы?

«У нас не доходили, будем так говорить, руки до некоторых вопросов. В первую очередь это объекты инфраструктуры, объекты аквакультуры, так называемые пруды. Наверное, это много обсуждалось на федеральном уровне. Закон соответствующий так и не был принят, но, тем не менее, все нормативные акты были приняты, сегодня мы можем говорить, что до конца года оформим 43 объекта для развития аквакультуры на территории Тамбовской области. Мы знаем, что у нас рыба завозная практически вся, 2-3 рыбопитомника работает, но это совершенно недостаточно для обеспечения области рыбой. Поэтому совместно с управлением сельского хозяйства мы будем эти пруды вовлекать в оборот».

Для того чтобы развивать производство рыбы?

«Да, совершенно верно. Вот до этого у нас пока дело не доходило. И законодательство нам не очень позволяло это сделать. Сегодня все вот эти вопросы сняты, на следующий год мы планируем также рассмотреть 118 объектов, но, конечно, при наличии предложений от предпринимательского сообщества. Оформить объект – это хорошо, но оформление ради оформления не нужно. Надо его использовать».

К примеру, где есть водохранилище или пруд, которые лучшим образом для этого подходят?

«Допустим Рассказово, Арженка – отличный пруд, великолепный. Где-то 20 гектаров. Это, я бы сказал, такой не то чтобы оптимальный, но экономически возможный и целесообразный пруд для развития аквакультуры».

С 1 января 2016 года в стране около 30 регионов перешли на новый метод исчисления налога на недвижимость. В результате для физических лиц, для владельцев домов, квартир, гаражей и прочего он увеличился. Вместо инвентаризационной стоимости за основу стала браться стоимость кадастровая, которая выше. В конце прошлого года, когда шло обсуждение, будет ли переходить Тамбовская область на эту систему или нет, вы от нее отказались, потому что побоялись большого количества ошибок и неправильного исчисления, так как кадастровая оценка недвижимости у нас не завершена. Не завершена, в том числе и из-за низкого качества подготовки оценщиков. Что-то изменилось на этот год? Я понимаю, что некоторые рады этому, потому что кто-то не платит этого налога, кто-то платит меньше, чем он есть на самом деле. Тем не менее, это большая работа, которая должна быть завершена. Что-то изменилось за этот год и как сейчас обстоят дела?

«Совершенно правильно вы сказали, у нас была тоже проведена оценка федеральными структурами в 11-м году. Но мы проанализировали ее результаты, чтобы не наделать ошибок, и пришли к выводу, что они, грубо говоря, разнокосые. Одна и та же квартира на одной площадке могла стоить в два раза больше. Нельзя вводить (систему налогооблажения), если людям непонятно, что это вообще есть».

Если самим оценщикам непонятно, что это есть.

«Да, оценщики деньги заработали, и все. Сегодня это бизнес, к сожалению».

То есть это негосударственная оценка?

«Это государственная оценка, но сделанная негосударственным образом, будем так говорить. У нас сегодня саморегулируемой организации отдано все на откуп, которая, в принципе, и контролирует то, что делает оценщик. Я все-таки считаю, что если последствия от введения этой оценки… все-таки это государственные средства – это налог, это арендная плата за землю, за имущество и так далее – то государство и должно полностью контролировать этот процесс. Сегодня, я знаю, в Государственной думе рассматривается этот вопрос, чтобы сделать уже государственную оценку государственными структурами. Это, наверное, самое правильное сегодня решение, потому что и по земле мы столкнулись с тем, что, грубо говоря, идет заказ на такую оценку в первую очередь крупными налогоплательщиками, естественно, мы получаем то, что получаем. На тот момент мы и по второй причине не вводили: не готова была база, так называемая база ГКН (государственной кадастровой недвижимости). Сегодня она дорабатывается, она практически доработана. Что значит, не готова была база? Это множество ошибок внутри самой системы: задвоенные объекты, неправильно написанные, а поскольку все сегодня автоматизировано, она выдает ошибку, опять же налог не исчисляется».

Это человеческий фактор или программная ошибка?

«Это где-то ошибка БТИ, где-то неправильно написан объект, где-то ввели два раза».

То есть этот единый реестр еще нужно в порядок привести?

«Да. Объектов много, более 500 тысяч, к 1 декабря Александр Валерьевич поставил задачу, чтобы база была готова, дополнена. Сейчас мы с муниципалитетами смотрим те объекты, которые не вошли в этот реестр, то есть фактически он есть, а в реестре его нет. Мы выясняем причины и ставим его в государственную кадастровую недвижимость. И с 1 января 2016 года мы начинаем процесс кадастровой оценки, кадастровая оценка будет именно на эту дату сделана, в течение года мы должны ее сделать так, чтобы таких типичных ошибок, которые были в той оценке, не допустить. У нас для этого все есть, мы наработали огромный опыт. И я уверен, мы это сделаем».


Комментарии ( 0 )

Top