“Дело было в Пенькове”: Дмитрий Крячко


  • Гость программы: Дмитрий Крячко— преподаватель военного дела Казачьей кадетской школы им. графа И.И. Воронцова-Дашкова.

  • Владимир Пеньков, ведущий:
    В вашем понимании, патриотизм — это что?

    Дмитрий Крячко:
    Патриотизм для меня — это не только любовь к родине, это уважение к моим предкам, к истории моей страны, достижениям моих предком, гордость за то, что они совершили, за то, что есть Россия, существует, существовала и будет существовать не одно тысячелетие.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Я выступлю в роли вашего оппонента. У нас ведь нет настоящей истории. Мы ее не знаем. О каком патриотизме может идти разговор? В ряде случаев мы должны договориться, что же хорошо, а что плохо, вам не кажется?

    Дмитрий Крячко:
    Я согласен. Но тут патриотизм тоже можно разделять. Большинство людей, живущих в России, считают себя патриотами в разной степени. Один человек идет на футбольный матч или, сидя перед телевизором, болеет за Россию. Если Россия побеждает — помахали флагом, покричали: «Россия! Ура!», гордимся. Гордость за победу нашей команды — почему бы и нет. На этом весь патриотизм заканчивается. А есть люди, которые не кричат ничего, а делают свое дело: воспитывают молодежь, ходят с ними в походы, исторические места посещают, какой-то вклад делают в восстановление памятников, восстановление истории, занимаются поисковыми мероприятиями, выезжают на места боев, поднимают останки защитников Отечества. Они не кричат, не машут флагами, но они тоже считают себя патриотами.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Есть некие яркие всплески патриотизма, которые внешне видны, и есть тихий патриотизм? Вы не один год в составе поисковых отрядов выезжаете на места боев и поднимаете останки боев. Вам это зачем?

    Дмитрий Крячко:
    Во-первых, мои предки воевали в Великую Отечественную войну, деды. Я воспитан был в таких традициях, в уважении к ветеранам. Про войну я в свое детство знал только по фильмам и по рассказам моих родственников, которые участвовали в Великой Отечественной войне. Честно говоря, попал я на вахту случайно. В 1996-м году Комитет по делам молодежи нас отправил (у меня к тому времени уже был военно-патриотический клуб десантного профиля «Рейд») в Курскую область, Тимский район. Он 10 раз переходил из рук в руки. Это была ключевая точка на пересечении дорог. И битва была очень серьезная в Великую Отечественную войну. Там посчастливилось встретить ветеранов, которые участвовали. Их пригласили. Об этом сражении они рассказывали: как и что. Тогда это тронуло до глубины души. До этого мы ходили в походы, и походная жизнь нам была не в новинку, мы чувствовали себя как рыба в воде. А здесь немного другое. Это не просто туристический поход — посмотреть красивые виды и физически испытать себя. Здесь еще наш вклад был в то, чтобы сохранить и с уважением отнестись к тем людям, которые отдали самое дорогое, что у них есть — свою жизнь, и поднять их из небытия, из каких-то болот, из песков, и захоронить в братской могиле с отпеванием, как положено, чтобы не только 9 мая благодарные потомки в дань уважения, чести — цветы, салют, какие-то слова сказали.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Вы не проводите особых митингов на «Вахте памяти». Вы занимаетесь конкретным воскрешением памяти о тех, кто отдал жизнь за други своя. Ребята с вами ездят по приказу, по команде? Или вы каким-то образом отбираете ребят? Ведь не каждый готов морально принять участие в этой вахте.

    Дмитрий Крячко:
    У нас перед выездом на вахту идет подготовка ребят. Они занимаются здесь. Мы проводим поисковые сборы. Попасть туда могут только лучшие. Мы постоянно выезжаем на места боев, встречаются взрывоопасные предметы на каждом шагу, земля до сих пор выбрасывает дикое количество металла, хотя каждый год работают сапёры, МЧС приезжает, чистит, убирает, а мы помогаем. Все равно земля все выбрасывает. Напичкано так, что диву даешься.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Были у вас случаи, когда ребята говорят, что им это тяжело и больше с вами не едут?

    Дмитрий Крячко:
    Нет. Мне кажется, парень или девушка, которые съездили туда хотя бы один раз, не откажутся. Во-первых, мы отбираем туда. Я должен быть уверен в человеке, что он никуда не залезет и будет действовать правильно. После того, что они наслушались, почитали книги, посмотрели видео, они попадают на место боёв. Там совершенно другая энергетика. Там стоим не только мы. Если вахта всероссийская, там стоят из других регионов России ребята. Мы часто выезжаем на Синявинские высоты в Ленинградскую область на протяжение 5-6 лет уже. Собираются настолько близкие по духу люди, которые интересуются историей ВОВ, занимаются реконструкцией формы солдат разных войск, устанавливают самодельные памятные доски, звездочки. У нас традиция такая. Мой товарищ Дмитрий Бирюков придумал. На месте, где мы нашли «именного» бойца, с медальоном, мы ставим звездочку с табличкой, что такой-то боец погиб на этом месте, защищая родину. Ребята сами устанавливают эти звездочки, поднимают святые кости. Человек, на самом деле, меняется. До этого только поверхностное понимание ВОВ, а здесь уже защитники по возрасту чуть старше их или такого же возраста. Дети становятся более серьезными, собранными. Даже отношение к живым ветеранам уже совершенно другое. Мы смотрим, как они себя ведут. Это сильный толчок. Я сам поменялся. По себе это знаю, чувствую.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    В обществе продолжается дискуссия: что представляет собой система ценностей нашего бытования? В советском прошлом все было достаточно просто. Была некая выстроенная система воспитания. Уже выросло целое поколение, которое не знает этой системы патриотического воспитания. У вас есть сегодня четкое представление, что же входит в перечень этих нетленных ценностей, которые для настоящего россиянина были, есть и будут значимыми? В чем проявляется эта любовь к родине?

    Дмитрий Крячко:
    Я считаю, что есть у нас ценности. Как без них жить, существовать? Иначе жизнь становится просто постоянным зарабатыванием денег, или приобретением каких-то товаров, или пользованием услугами. В мирное время — почему бы и нет? Но начать со слова патриотизм. С латыни patrio — отечество. И я повторюсь, это уважение к той стране, в которой ты живешь несмотря на ту же колдобину, на отсутствие света, плохое отопление. Это же все люди.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Патриот — это не тот, который не видит недостатков? В моем понимании, некая историческая память должна являться некой частью этой исторической системы. Ваш дед воевал в годы ВОВ. Но у вас в семье есть другая коллизия. Один из ваших прадедов воевал на стороне белых, другой — на стороне красных. Как в вас это все объединяется?

    Дмитрий Крячко:
    Я учился в советской школе. Мы воспитывались на Великой Октябрьской социалистической революции, Великой Отечественной войне, Гражданской войне, красные бились за свободу… Что красные, что белые? Это же тоже жители России. Они все были россияне. И получилось, что один из моих родственников — дед по отцу — донской казак. Был женат на казачке, воевал в Первой Мировой войне. И случилось так, что Ленин пообещал казакам республику в случае, если они поддержат советскую власть. Дед записался в первую конную армию. Причем он был уважаемым казаком, так как попал во взвод охраны Буденова. К сожалению, он получил тяжелое ранение в этой Гражданской войне. В Великой Отечественной он уже не участвовал. Но он переквалифицировался на сапожника и очень пригодился в этом качестве. А по материнской линии мой прадед Иван воевал уже за белогвардейскую армию. Пропал без вести в боях. К сожалению, про него таких подробностей я не знаю. А мои родители встретились, создали крепкую семью. Сейчас по прошествии лет мы понимаем, что и один, и другой воевали за Россию, за свое будущее, за свою жизнь. Одни отстаивал царизм и все традиции. Второй тоже хотел светлой жизни для своей семьи.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    У каждого была своя система ценностей? Наверное, при определении патриотического подхода к истории и к понимании жизни мы должны видеть всю историю в полной гармонии. Ваш предок был казаком. Тамбовское казачье общество выпустило медаль в память столетия Первой Мировой войны и обозначило эту награду как «забытая война». Я понимаю, что на определенном этап у нас не принято было вести разговор о том, что это была за война. Наверное, честное освещение истории, отказ от мифов и формирование ценностного модуля с тем, что человеческая жизнь — абсолютная ценность, семья — абсолютная ценность, любовь к родителям, внукам — это система ценностей. Здесь есть один момент. Вы с детства мечтали стать военным. Но врачи при прохождении военной комиссии сказали, что у вас с глазами не все так, как надо, и в воздушно-десантное училище в Рязани вас не стали рекомендовать. Затем получилось так, что вы прошли срочную службу, получили другое образование и все же офицерские погоны вы надели. И как я понимаю, вы — майор запаса?

    Дмитрий Крячко:
    Так точно.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Сейчас вы занимаетесь преподаванием военного дела в казачьей школе имени графа И.И. Воронцова-Дашкова, которая находится в Тамбове. Здесь вы можете выступить экспертом в определенной степени. Есть такое понятие «патриотическое воспитание». А как можно воспитывать патриота? Что включает в себя патриотическое воспитание? И можно ли патриота воспитать?

    Дмитрий Крячко:
    Когда у нас награждают казачат или казаков, раньше казак произносил «За веру, царя и отечество», а сейчас — «Служу отечеству, казачеству и вере православной». На этих трех китах держится все наше воспитание в школе. В первую очередь, это служение, служение своему отечеству. Независимо в какой бы сфере ты не работал, но воспитываем детей так: чем бы ты не занимался, делай свое дело хорошо и ответственно. Может быть ты будешь военным, может — слесарем, авто-слесарем, сварщиком и т. д. Делай так, чтобы люди были тебе благодарны. Если каждый на своем месте будет заниматься ответственной работой и делать ее с душой, то и страна наша, наверное, будет подниматься. Когда ты гордишься своей работой. Может быть, ты варишь танк, изобретаешь самолеты, делаешь компьютер. И это один из лучших образцов. Служение подразумевает отечество в сфере службы. Это отношение к своим должностным обязанностям с большой ответственностью, уважением к той истории, которую наши предки сотворили.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Вы ведете речь о том, что патриотическое воспитание — это не лозунги и красивые ритуалы, а определенное формирование кодекса чести?

    Дмитрий Крячко:
    Так точно.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Я насколько понимаю, вы работаете с мальчиками и девочками в казачьих кадетских классах. И у вас есть серьезные меры наказания. У части ребят, с которыми вы занимаетесь, есть проблемы с правоохранительными органами?

    Дмитрий Крячко:
    Да. Это так. У нас, наверное, основная масса детей находится в трудном положении. Мы их называем — педагогически запущенные дети из сложных семей. Ребята, которые приходят к нам в школу, ничего хорошего в своей жизни, наверное, не видели. Потому что какими мы их встречаем и какими они выходят потом — это большая разница.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Насколько я знаю, у вас есть жестокое наказание. Казачонок может лишиться погон?

    Дмитрий Крячко:
    Да. Это, наверное, самое суровое наказание, причем неожиданно для нас.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Вы его из школы не исключаете? Маленький человек совершил поступок, который не достоин звания кадета, и коллективно принимается решение. Это навсегда?

    Дмитрий Крячко:
    Нет. Это временное явление. За серьезный дисциплинарный проступок кадет лишается права носить погоны. Он носит форму, участвует во всех мероприятиях, но нет погон. А какой же кадет, какой же военный без погон? И для них это является таким сильным воспитательным моментом. Поначалу кажется, что ничего страшного, но потом он задумывается. На него смотрят, как на белую ворону. Ты в форме, а погон нет. Ты отличаешься от других кусочком ткани. Но это так сильно воздействует на ребенка. И они совершают уже много полезных дел, чтобы снова заслужить право носить погоны. Уже подбегают ко мне, к другим преподавателям с вопросом: А что я еще должен сделать, чтобы мне вручили обратно погоны? Не за орден, не за медаль, а именно за погоны. Кадеты этим очень дорожат. Прививаем ношение формы и уважение к ней.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Есть среди ваших кадетов те, кто курят, матерятся, а может и в пивную бутылочку заглядывают?

    Дмитрий Крячко:
    Тут большого секрета я не открою. Больше половины массы кадетов, наверное, до 2015 года состояли на учете в детской комнате полиции. Так как дети в семье ничего хорошего, положительного не видят, и курят, и с бутылочкой дружат, и участвуют в нехороших мероприятиях — постоянные приводы в полицию. Но потихоньку благодаря тому, что у нас строго с дисциплиной, занятиями — до обеда они учатся, после обеда — дополнительные занятия по военной подготовке, по фланкировке.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Фланкировка — это что?

    Дмитрий Крячко:
    Это искусство управления шашкой, владения шашкой. Это и рубка шашечная, и декоративные приемы, разминка. Есть у нас преподаватель. Рукопашный бой у нас проводится. Это как в армии. Чтобы у солдата не было плохих мыслей, чтобы не было времени на их осуществление, практически до вечера, до 18:00, у них идут занятия. В начале им очень напряжно. Ребенок полдня учится, а потом его заставляют еще чем-то заниматься, связанным с военно-прикладными дисциплинами. Но потом они получают удовольствие от этого. Мы выезжаем на соревнования, отбираем лучших из них и занимаем призовые места. Сейчас уже на протяжении нескольких лет мы на призовых местах в областных зарницах, в Красносвободном у нас проводятся они — «Красный Витязь» в призах. Дети рвутся вперед. Дух победы, борьбы. Им это все интересно. И ребенок меняется. Потому что, если ты куришь, то 3 км ты не пробежишь. У тебя просто не хватит выносливости. И так во всем остальном.

    Владимир Пеньков, ведущий:
    Вы, занимаясь с кадетами в казачьей школе, в общем-то не декларируете высокие идеи патриотического воспитания, а занимаетесь тем, что помагаете ребятам, которые сбивались на не те тропы в жизни, обрести смысл жизни, обрести нормальное человеческое уважение со стороны своих юных коллег и выйти в жизнь подготовленным. Еще одна позиция — это формирование определенного кодекса чести независимо от того, кем ты станешь в этой жизни. Патриотизм начинается с того, что, в первую очередь, воспитывается гражданственность в человеке. Вот такой рецепт патриотизма от майора Крячко?

    Дмитрий Крячко:
    И еще добавить уважение к стране, в которой ты живешь, и уважение к предкам.


    Комментарии ( 0 )

    Top