«Дело было в Пенькове»: Олег Шумилин

<strong>Олег Шумилин:</strong> есть группа товарищей, группа коллег, с которыми я работаю. Это все люди — выходцы с нашего Тамбовского телевидения, которые имеют огромный опыт в этом деле. Вы же

В гостях у Владимира Пенькова арт-директор, продюсер Тамбовской студии кинохроники Олег Шумилин.

Олег, я бы хотел уточнить, Тамбовская студия кинохроники — это что такое сегодня?

— Для начала, это юридическое лицо. Юридическое лиц под названием ООО «Кадр». Просто звучит — «Кадр». А позиционируем мы себя, как Тамбовская студия кинохроники — студия, которая занимается производством документального, игрового кино. Есть группа товарищей, группа коллег, с которыми я работаю. Это все люди — выходцы с нашего Тамбовского телевидения, которые имеют огромный опыт в этом деле. Вы же понимаете, что для телевизионщика высшая степень — это кино. Вот так случилось, что мы к этому пришли. Шли-шли и пришли. В Тамбове уже, по-моему, лет 15 идем, что снимаем свое кино. А в силу того, что я по основной своей профессии — звукорежиссер. А так случилось, что в последние годы мне стало нечего озвучивать. И я подумал, если нечего, то может быть начать снимать? Вот начали снимать такое короткометражное кино.

Не хочу вас огорчить, но ситуация немножко другая. Краеведы утверждают, что в 1912 году в Тамбове был отснят первый хроникальный фильм. Это был пригород Тамбова — остров Эльдорадо. Но, к сожалению, никто из краеведов сегодня не может сказать, где находится эта золотая кинолента, но говорят, что такой фильм был.

— Я об этом слышал.

Мы знаем, что в свое время Саратовская студия кинохроники, Нижневолжская студия кинохроники занимались, в том числе, и обслуживанием Тамбовской области. Потом Ростовская студия кинохроники занималась и т. д. Кино — это огромный процесс. На сегодняшний день технология кино, наверное, упростилась. И для этого не нужно иметь огромных павильонов, огромное количество техники. В ряде случаев, судя по крупным кинофестивалям, даже фильмы, снятые собственным телефоном, становятся призерами. Это так или нет?

— Это так. Сейчас не вспомню, но какой-то режиссер из знаменитых голливудских режиссеров, по-моему Скорсезе это был, сказал: «Все равно на что снимать. Дайте мне хоть консервную банку, я вставлю в нее пленку и начну снимать». В принципе, главенствует идея. А что касаемо технологий, то я 13-15 лет назад подсчитывал, сколько нужно денег для того, чтобы иметь свою монтажную линейку. Монтажная линейка — камеры, небольшой комплект света, звуковое оборудование, плюс монтажная пара. Тогда это была связка двух магнитофонов. Чуть позже все пришло к компьютеру. Вот на тот момент, когда уже все было компьютеризировано, мне требовалось где-то от 15 до 20 тыс. долларов. И тогда, 15 лет назад, мне уже не казалось это великой суммой. А сейчас, конечно, это все гораздо доступнее. Эта цифровизация, возможность снимать на фотоаппараты, которые дают достаточно качества, чтобы этим заниматься. По крайней мере, пробовать. Конечно, это все пришло ближе к нам. Именно из-за этого сейчас на фестивалях появляются новые форматы работ. Сейчас я подсчитывал, что, в принципе, имея в кармане 100 тыс. рублей, ты можешь начать снимать кино.

Техника все-таки вторична. Первична идея. Вы коммерческая фирма? Вы зарабатываете на рекламе, на предвыборных роликах? На чем? Что составляет существо вашего творческого кредо?

— Творческое кредо — это все-таки кино. А кушать-то все хотят. Да, мы снимаем рекламу, мы снимаем какое-то корпоративное кино. В принципе, все, что можно снимать и на что есть потребность. Мы пытаемся продаваться на другие регионы. Слава богу, сейчас это все не сложно. Есть интернет — быстро все. А кино — это короткометражки. Это такое высшее наше достижение с коллегами, с которыми я работаю.

Этот социальный заказ вы формируете сами из понимания того, что сегодня важно и значимо? Или есть некий общественный запрос?

— Социальный заказ — мы говорим сейчас о чем?

Мы говорим об игровом кино, которое вы делаете.

— Игровое кино — это наш цикл короткометражных фильмов, который мы начали снимать. Сняли на данный момент 3 фильма. Эти люди, их судьба связана с Тамбовщиной.

Это инициатива ваша?

— Да. это инициатива наша. Моя, даже можно сказать. Я всегда хотел сделать что-то о Тамбове. Получилось так, что мои детские воспоминания всегда были связаны с кино. В 70-е — начало 80-х, когда я родился, ну какое было доступное развлечение? 25 копеек. Кинотеатр «Дружба». Пожалуйста, любой сеанс, черно-белый. Я помню, черно-белого «Человека-амфибию», хотя мама с папой утверждают, что он был цветным. А потом я узнал, для того, чтобы удешевить процесс, советский кинематограф печатал на других пленках. Вот, оказывается, как все было. Эти детские воспоминания: мы приходили на сеанс, ты садился в кинозал, и перед этим был киножурнал. Эти надписи: «Саратовская студия кинохроники» – они хорошо врезались в память. И когда я придумал этот проект — Тамбовская студия кинохроники — я рассказал своим коллегам. Они говорят: «О, олдскул такой. Старая школа». В принципе, так оно и есть, потому что это, я считаю, немножко забыто. А когда ты приходишь сейчас в кинотеатры — большие залы, сумасшедшее качество изображения, звук объемный. И когда тебе показывают, не хочу никого обидеть, но не самого высокого пошива рекламу, думаешь, почему вот здесь не может быть ролик о твоем же городе?

Недавно на IV Всероссийском фестивале «Диво России» ваш ролик — социальная реклама, посвященная музею-усадьбе «Ивановка» — занял 1 место. Это так? Я смотрю, вы диплом с собой прихватили.

— Это некий фестиваль, проходящий в рамках выставки Интурмаркет, посвященной внутреннему туризму. Это фестиваль видео-презентаций. Так случилось, что когда мы снимали фильм о Рахманинове, нашу короткометражку, ко мне обратились люди с управления культуры и сказали: «Олег, а не могли бы вы нам сделать какой-то ролик?» Я подумал, что есть материал, уже отснятый — почему бы и нет? Я вспомнил опыт одного российского продюсера, немножко доснял видео. То, что там сверху снято — новомодный коптер применен, потому что Ивановку изнутри трудно показать. Он хороша сверху, потому что она очень компактна. И этот ролик я смонтировал. Оказалось, что он нужен был на английском языке. Я нашел носителя языка, который озвучил текст. Переводчики перевели. Я смонтировал его. И решил, узнав о такой презентации, послать его в конкурс «Диво России».

И из столицы вам прислали этот диплом. Там замечательный слоган у этого конкурса: «Попробуй, удиви». Вот такой ваш ролик — англоязычный с русским подстрочником. А директор музея-усадьбы «Ивановка» Александр Иванович Ермаков видел этот сюжет?

— Я думаю, теперь уже да. Очень интересно случилось. Я когда отправлял его на конкурс, я уже сам забыл, когда это было, ноябрь или октябрь. Как-то этой связи не было. Вдруг в четверг мне приходит письмо на почту. Я думал, что фестиваля-то не будет. А тут вдруг приходит письмо на e-mail: «Ваш ролик вошел в шорт-лист». Я подумал, что уже хорошо. Там на сайте были выставлены ролики все. Посмотрел, подумал, что шансы есть. Потом оказалось, что ролик нужно было презентовать в Москве. Волей случая там оказалась моя супруга. Она работает в туристическом агентстве. Она была на этом Интурмаркете. Я ее быстренько аккредитовал по интернету. Мы связались с ними по электронной почте. Она сделала небольшую презентацию, показала этот ролик.

Олег, сегодня трендом государственной политики является развитие внутреннего туризма. Вы, прошу прощения, «нос держите по ветру»? Вы четко знаете коньюнктуру, что предложить? Или этот ролик про Ивановку родился случайно?

— Ролик про Ивановку родился точно случайно, потому что действительно так вот ветер подул. А что касаемо «держать нос по ветру», коль ты начинаешь заниматься видео-бизнесом, то куда деваться? Нужно держать нос по ветру. Иначе выживать-то как?

Здесь лежит диск для некоммерческого распространения. Здесь два ваших уже готовых материала. Это 8-10-минутные сюжеты, игровые фильмы, об И. В. Мичурине и С. В. Рахманинове. А может быть легче было какие-то клипы снять? Это был бы коммерческий успех. Может быть снять, прошу прощения, эротику для домашнего просмотра?

— «Прекрасная» идея.

Это ваша идея. Не моя. Я до конца хочу понять, вы в большей степени бизнесмен от кино или продюсер, который улавливает социальные запросы, а может быть даже и стремится к тому, чтобы эти запросы сформировать?

— Ну скорее второе. Потому что пока быть в кино совсем бизнесменом, я честно признаюсь, несильно получается, потому что все упирается в деньги. А их у меня небольшое количество, поэтому их нужно где-то брать. Поэтому, конечно, я стараюсь формировать социальную потребность и давать людям то, что они хотели бы увидеть. С другой стороны, я расскажу небольшую притчу. Примерно год назад ко мне обратилась одна девушка, которая приехала откуда-то с дальнего севера. Она обратилась, чтобы записать поздравительное видео для своего молодого человека. И как-то в процессе разговора она говорит: «Я живу здесь полгода. Я восторгаюсь вашим городом».

Речь о Тамбове идет?

— Да. Речь была о Тамбове. Говорит: «Вы не представляете, какая у вас история. Я вот с такого-то города». Я, к сожалению, забыл название. Я потом поискал в интернете — 70 лет городу. Она говорит: «Ну что равнять эти два города?». А здесь все пропитано историей. Здесь есть улицы, которые сохранились практически в первозданном виде. И я после нашего разговора вообще по-другому стал смотреть. Хотя идеи всегда были. Но, знаете, можно снимать про современный Тамбов, а можно попытаться погрузиться в историю. Эти мысли, они сами вышли на меня, или я их искал. И после этого разговора у меня родилась идея снимать такой цикл. Потом просто начали на пальцах перебирать людей, которые связаны с Тамбовщиной, из контекста выдергивать. Начали с Мичурина, потому что считаем, что такой город в честь человека назван, а как-то мало о нем мы знаем. Совсем мало.

Ваш игровой фильм «Мичурин», премьерный показ этого фильма прошел не в совсем обычной обстановке. В сентябре минувшего года в Мичуринске проходил очередной Всероссийский день садовода. Там помимо выставки, разных встреч, есть еще и научная составляющая. В Мичуринском научном центре на открытии показали ваш 8-минутный фильм о Мичурине, игровой фильм. Наш губернатор А. В. Никитин присутствовал там. Кстати, это была его инициатива, чтобы прологом к научному разговору о развитии садоводства был ваш игровой фильм. Я сюжет раскрывать не буду, но вы взяли очень занятную часть его жизни, связанную с тем, что в 900-е году у И. В. Мичурина, мягко говоря, особых сторонников не было. Когда американцы предложили ему реальные деньги, то Мичурин сказал: «Нет. Я остаюсь здесь». Я понимаю, Рахманинов, Мичурин — мировые величины. Мы понимаем, что здесь, наверное, когда вы вместе со сценарной группой, с режиссером, с актерами все это делали, это было ясно и понятно. Кстати, кто ваши сотоварищи? Кто пишет сценарии? Кто режиссурой занимается? Кто оператор?

— Сотоварищи в наших кругах всем известны. Сценарист — Алексей Товма. Мы знакомы тоже по Тамбовскому телевидению с ним, делали программу «Мужской клуб» вместе, которая в свое время получила, по-моему, вторую премию ТЭФИ. Такой плодотворный год был для Тамбовщины. Телекомпания «Полис» еще тогда получала первую премию, и мы одновременно.

Там ТЭФИ есть еще и у «Нового века», давайте не забывать.

— Да. Но это было чуть позже. Режиссером является его супруга — Ольга Товма. По образованию она, по-моему, пиарщик, но работала на телекомпании «ВДВ», стала режиссером, стала сама снимать. И вот она снимает кино. Она имеет свое видение, потому что женщина-режиссер — это вообще интересно. А особенно последние работы наши — там достаточно было все интересно, она связана с Кузнецовым. У нас есть директор по актерам, будем так называть, и наш такой общий администратор, который занимается организационной частью — это Елена Васильева — всем известная бывшая ведущая программы «Вести. Тамбов». Оператор — эти проекты мы сняли с Дмитрием Полубояриным. Он тоже оператор с телекомпании «ВДВ». Человек очень одаренный и видящий по-своему.

А кто звукорежиссер?

— Звукорежиссер — мы. Саунд-дизайн делает, как правило, Алексей Товма. Он тоже этим увлекается. Общее сведение, окончательное, делаю я на свое небольшой студии.

У вас во всех трех работах большую часть занимают натурные съемки. По Мичуринску вам очень повезло. Кода вы с руководством дома-музея Мичурина пообщались, то милая симпатичная барышня сказала, что музей может быть съемочной площадкой. Это так?

— Да. Это так.

Как вы сошлись с хозяйкой мичуринского музея?

— Она так хорошо нас приняла. Все-все нам рассказала, показала. Я понимаю, что никакой особой проблемы не было. Нам не пришлось стучаться в двери, кому-то доказывать, что нам это нужно. Нет. Она просто нам разрешила, пошла навстречу. Увидела людей, наверное, что вот еще одни, которые хотят что-то сделать. Как-то все было легко. Проблем никаких не было. Мы там снимали два, по-моему, дня. Всегда 3-4 дня уходит на съемки. Там снимали с актерами, там же гримировались, там же использовали локации в саду, в самом доме-музее. У нас там первозданная мебель, настоящая. Телефон, который там висит в кадре, это тот телефон. Те пузыречки и пробирочки, которые существуют в кадре — это те пробирочки.

Это все мемориальные мичуринские?

— Да. Нам разрешили этим пользоваться. Даже палочка, с которой он идет в конце в кадре — та.

Рахманиновские съемки натурные были и в Ивановке, и секрет откроем, что часть сцен с ним были сняты в доме-музее Чичерина в Тамбове. Как пришла мысль создать фильм о Герое Советского Союза, уроженце Моршанска Николае Кузнецове, который погиб на относительно недавней Афганской войне?

— Еду я как-то в машине — звонит мне один человек. Говорит: «Мы можем встретиться?» «Можем». Я приезжаю, мы встретились. И он меня познакомил с Айдыном Мамедовым — руководителем фонда Кузнецова. Айдын пересказал эту историю. В принципе, история была известна. Я знаю фамилию Кузнецова, потмоу что моя дочь закончила школу 34-ую, теперь 13-ую.

Там музей.

— Да. Там музей. Фонд пытается двигать идею этого патриотизма, героя. Они задали вопрос: «А можно об этом снять кино». Ну мы подумали — подвиг на поверхности. Тем более, это было все недавно, это очень свежо в памяти. Мы быстро приняли решение, что об этом можно снимать. А дальше просто начался процесс.

Откройте секрет. Где вы снимали афганские сцены? Вы выезжали в Афганистан?

— Нет. В Афганистане нам не позволяет бюджет снимать.

А где же вы сняли?

— Это в Красненском карьере нашем. Там есть небольшая локация, всем известная. Все фотографы ее давно уже исходили пешком. Там мы сняли. Там небольшая поверхность, какой-то песчаник тертый. Достаточно похоже. Потом мы посоветовались с людьми, которые служили в Афгане. Они сказали, что проблема в том, когда мы начинали, это был еще сентябрь. А когда мы приступили к съемкам, найдя финансы, костюмы, актеров, был уже ноябрь, и вдруг пошел снег. Ну тут, конечно, было все сложно. Знакомые афганцы сказали, что высота та, что снег выпадал без проблем. Мы никого не будем обманывать. Мы приняли решение снимать. Дичайший холод был, как сейчас помню, в первый день.

Съемочная группа телеканала «Новый век» была у вас на площадке и сняла сюжет. Говоря о высоком, об искусстве, говорить о финансах неприлично. Но я понимаю, что от 300 до 350 тыс. минимум потребуется для того, чтобы снять 10-минутный игровой фильм. Та же история с Кузнецовым. Вам потребовалось оружие, имитирующее оружие того времени. Есть заменитель крови, который тоже стоит денег. Когда вы занимались съемками Мичурина, там тоже необходимо было костюмы пошить, грим портретный нужен был. Где деньги берете?

— Так случилось, что есть люди, которым это все небезразлично. Я в свое время познакомился с одной дамой — Светланой Мишиной. Она помогла сдвинуть это с мертвой точки. Она объединила вокруг себя людей, которые начали помогать и давать на это деньги.

Кто у вас выкупил фильм о Мичурине?

— Евгений Скрипцов. Бокинский завод металлоконструкций.

Это депутат областной Думы? Полностью профинансировал?

— Да.

А кто помогал с Кузнецовым еще?

— С Кузнецовым помогала городская Дума, В. В. Путинцев, он тоже объединял людей, депутаты областной Думы помогали, А. Г. Жирнов. Еще помогал Александр Никифоров — бизнесмен, его сын учится в этой школе, ему стало небезразлично. Еще фамилия Семилетов. Сейчас имя, к сожалению, забыл, в титрах все есть. Он тоже помог, профинансировал часть съемок. Этот человек закончил то же училище, что и Кузнецов. Как он мне объяснял, он учился на втором потоке. Мы лично не пересекались. Вообще с Кузнецовым такая история — много готовы были помогать. Финансовая сумма была набрана, можно, конечно, было вытряхивать деньги из людей бесконечно, но смысл какой? С Кузнецовым было все интересно. Здесь такой современный краудфандинг случился, когда с миру по нитке собирают все.

Когда вы закончили работу над фильмом о Рахманинове, вам финансовую помощь, руку протянул и фонд «Возрождение православных святынь». Это были деньги гранта.

— Но начали мы все это совсем по-другому. Светлана Мишина начала как-то нам помогать. И я пошел по другому пути. Обычно как? Приходят люди — дайте денег, мы вам снимем. Мы с ними по-другому. Мы сняли, а потом попытались, пытаемся и до сих пор получить какие-то гранты, чтобы продолжать это проект. Потому что сейчас мы хотим снимать четвертую серию о святителе Луке.

Сценарий сейчас пишется уже?

— Да. в данный момент пишется сценарий. Первый драфт написан. На днях должны его читать. Уже решать для себя, что мы можем снимать, что нельзя и сколько потребуется на это финансовых средств. А потом уже часть денег у нас уже есть на этой дело. Но такая малая часть, только на нее не снимешь. Нужно искать дальше. Но хотим снять четвертый фильм.

Как вы смотрите на то, если в эфире нашего канала будут показаны все три ваши короткометражки?

— Я только за, потому что сейчас мне немножко развязали руки. Этим проектом заинтересовался еще канал «ОТР» — общественное телевидение России. Эти три фильма (они говорят, что если будет продолжение, то готовы взять и другие) будут показаны. Сейчас идут переговоры о трансляции их. Этот момент меня очень сковывал. На днях я получил от них добро. Они сказали, что не будут против вещания этих маленьких проектиков на местных телекомпаниях. Тем более, мы же делаем в Тамбове. Кому же должно принадлежать право первой ночи?

При любом случае, мы можем анонсировать, что в апреле на телеканале «Новый век» тамбовский зритель увидит «Моменты судьбы» — это серии о Мичурине, о Рахманинове и о Герое Советского Союза Кузнецове.

Рубрики
Видео интервьюДело было в Пенькове
Комментариев пока нет

Оставить комментарий