Общественные новости в Тамбове

Жителям проблемного дома на Носовской предлагают доказать его аварийность


Так называемым домом терпимости он был в царские времена, но и спустя сто лет заставляет проявлять снисхождение к тому, что в нём происходит. Речь о четырёхэтажке на Носовской, 8А областного центра. Десятки лет жильцы дома с богатой историей пытаются доказать, что даже просто заходить в их квартиры опасно для жизни.

Юлия Савушкина, специальный корреспондент:
«Сейчас эта квартира, да, вы не ослышались, мы сейчас находимся не в музее, – муниципальная собственность. Здесь никто не живёт, по меньшей мере, 50 лет. А соседние квартиры заселены, да вот только жизнь ли это?»

Квартиру на Носовской Татьяне Струц предложили как многодетной матери почти 40 лет назад. Центр города, рынок, магазины, соцучреждения – в шаговой доступности, казалось бы, идеальный вариант для тихой семейной жизни.

За жизни своих близких беспокоятся и другие жильцы. Обветшавшие конструкции того и гляди лягут на землю, положив конец истории дома. Истории – богатой: четырёхэтажное кирпичное здание – часть усадьбы купца Монякова, в начале прошлого века промышлявшего продажей верхней одежды. Но ещё более примечательны данные краеведов о том, что до революции здесь располагался первый тамбовский публичный дом. Декоративный каменный фонтан и фрески с живописными видами Западной Европы, встречавшие гостей, сегодня выглядят так, что лучших декораций для фильма ужасов, кажется, не найти. Пока же в шок местных жителей повергают отнюдь не выдуманные существа, а обыкновенные крысы.

С такими условиями приходится мириться уже не один десяток лет. С криком о помощи жильцы неоднократно обращались в администрацию города. Писали даже в федеральный центр, но и там требовали ответа от муниципалитета. Тщетно.

Татьяна Струц, жительница дома №8А по ул. Носовская:
«Дописались, что этот дом выселили, а нас оставили. Всем двором ходили, жаловались, всё бесполезно. Одни отписки, отписки. То Бобров был, отписывался, то Макаров, то Кондратьев обещал в 17-м году выселить, и вот так и стоим, и всё рушится, и рушится».

Желая разобраться в причинах такой безысходности, мы тоже запросили комментарии в жилищном комитете администрации города. Но ответа на наше обращение не было, и спустя неделю «заговорил» главный герой этой истории.

Рушиться начал и фасад дома. К счастью, кирпичи не повредили газовую трубу, и случилось всё поздно вечером, когда на улице никого не было. На утро обломки старинного здания раскидали посетители Дома здоровья. Он, по иронии судьбы, соседствует с тем, что этому самому здоровью ежедневно несёт угрозу. Наш запрос о комментариях на камеру в администрации города проигнорировали, но предоставили вот это.

Вероятно, в качестве бонуса к письму приложили перечень документов, необходимых для признания дома аварийным. Жильцам предлагают доказывать очевидное с привлечением специализированной организации. Одним словом, обращаться придётся туда же, откуда в течение нескольких лет приходили письма, но не приходили ответы. При этом никаких гарантий того, что полуразрушенный дом признают не пригодным для проживания, и после этого обращения, нет.

Похожие записи

Back to top button
Close